Shitposting sans frontieres.

ага скучаеш

УшОл говорю!

Иди на Медиум ко мне.

Лол, а кто это сюда заходит?

Я ж вижу стату. Че вы тут сидите?

Тут же нету нихуя.

Перевод письма Марка Лейдлоу.

Тот самый слитый сценарий третьего эпизода. Я отравляю людям жизнь, поэтому просто закрылся в комнате и сижу, ни с кем не разговариваю.

Дорогой игрок,

Я надеюсь ты получишь это письмо. Уже слышу упрёки: «Гордон Фриман, мы так долго от тебя ничего не слышали!» Что ж, если вы хотите услышать оправдания, у меня их великое множество. Лучшее из них – я был в других измерениях или еще где-нибудь, не в силах связаться с вами обычными средствами. Так обстояли дела до событий 18 месяцев назад, когда обстоятельства резко изменились, и я оказался в этих краях. С тех пор я иногда думал, как лучше описать прошедшие годы, годы моего молчания. Во-первых, я приношу свои извинения за ожидание, и, что поделать, спешу наконец объяснить (пусть кратко, быстро и без деталей) произошедшее после событий, описанных в моём прошлом письме (ссылка на Эпизод 2).

Для начала, как ты можешь помнить из последнего параграфа моего предыдущего послания, смерть Илая Вэнса потрясла нас всех. Команда Исследований & Бунтов была подавлена, не осталось уверенности в том, насколько сильно нарушен наш план, и есть ли смысл идти так далеко, как было задумано. Но все-равно, сразу после похорон Илая мы нашли в себе силы и храбрость перегруппироваться. Это была мощная вера его смелой дочери, злющей Аликс Вэнс, за которой мы должны последовать, как желал ее отец. У нас были координаты в Арктике, которые передала давний ассистент Илая – доктор Джудит Моссман. На них, по нашему мнению, располагалось потерянное научно-исследовательское судно Бореалис. Илай был уверен, что Бореалис должен быть уничтожен быстрее, чем до него доберется Альянс. Другие в нашей команде были не согласны, полагая, что на Бореалисе может скрываться секрет успеха революции. В любом случае, аргументы были спорными до тех пор, пока мы не нашли судно. Поэтому, сразу после прощания с доктором Вэнс, Аликс и я поднялись на борт вертолета и вылетели в Арктику. Основная команда поддержки, должна были следовать на отдельном транспорте.

Для меня до сих пор остается загадкой, что послужило причиной падения нашего маленького воздушного судна. Следующие часы, проведенные в пересечении ледяной свалки в урагане, сохранились в памяти беспорядочными пятнами, которые не представляется возможности и смысла описывать. Следующая вещь, которую я помню отчетливо, это наше прибытие на координаты, предоставленные доктором Моссман, на которых мы рассчитывали найти Бореалис. Отнюдь, вместо этого мы нашли целый комплекс фортификаций с мрачными признаками технологий Альянса. Постройки окружали большое открытое поле льда. Поначалу казалось, что вокруг не было ни единой живой души.. и не только поначалу. Но после того, как мы незаметно проникли на инсталляцию Альянса, мы заметили повторяющийся, странно гармонирующий авроральных эффект, будто обширная голограмма пропадала и появлялась вновь. Изначально казалось, что этот странный феномен – эффект, полученный громадной системой линз Альянса. Однако вскоре, я и Аликс осознали, что мы видим само судно Бореалис, переходящее из нашего измерения в небытие и обратно под прицелом приборов Альянса. Пришельцы воздвигли их сооружения, чтобы изучить и захватить корабль, когда он материализуется. Координаты, переданные доктором Моссман, были не расположением судна, а местом, в котором судно окажется. Корабль пульсировал на грани нашей реальности, колебания постепенно стабилизировались, но не было никаких гарантий, что он останется тут надолго, если останется вообще. Мы решли, что нужно занять позицию и попасть на корабль в в момент, когда он полностью стабилизируется.

В этот момент мы были ненадолго задержаны. Не схвачены Альянсом, как мы боялись, но приспешниками нашего бывшего врага, коварного и двуличного Уоллеса Брина. Доктор Брин был не таким, как мы его видели в последний раз. Как минимум – он не был мертвым. В каком-то смысле Альянс сохранили раннюю версию его сознания, и после гибели поместили копию личности в биологическую капсулу, похожую на огромного слизня. Личинка-Брин, несмотря на занятую им позицию относительной силы в иерархии Альянса, выглядел нервным и напуганным, мною в частности. Уоллес не был в курсе, как его предыдущая инкарнация — оригинальный доктор Брин, погиб. Он лишь знал, что я был в ответе за это. Поэтому слизень относился к нам с особой осторожностью. Несмотря на это, очень скоро он сознался (никогда не умел подолгу молчать), что на самом деле является заложником Альянса. Он не испытывал никакого удовольствия от своего нелепого существования и молил нас окончить его жизнь. Аликс считала, что быстрая смерть – это больше того, что заслуживал Уоллес Брин. Однако я со своей стороны испытывал толику жалости и сострадания. И пока Аликс не видела, я мог сделать что-то, чтобы приблизить миг смерти слизня, прежде чем мы продолжили.

Недалеко от места, где нас схватил доктор Брин, мы обнаружили Джудит Моссман. Она находилась в комнате допроса Альянса. Отношения Джудит и Аликс были натянутые, как можно предположить. Аликс винила Джудит в смерти отца… новость о смерти которого повергла в шок Джудит. Джудит попыталась убедить Аликс, что была двойным агентом на службе у сопротивления все это время, делая лишь то, о чем просил Илай. Даже не смотря на то, что это делало её предателем в наших глазах. Я был убежден, Аликс – не слишком. Но с прагматической точки зрения, мы полагались на доктор Моссман; наряду с координатами Бореалиса, она заполучила ключи резонанса, которые необходимы для того, чтобы полностью принести судно в наше измерение.

У нас завязался бой с солдатами Альянса, охраняющими исследовательский пост Альянса. После этого доктор Моссман «настроила» Бореалис на точную частоту, необходимую для приведения его в (кратковременную) связь. За тот недолгий промежуток времени, что у нас был, мы вскарабкались на корабль с неизвестным количеством приближающихся агентов Альянса. Корабль оставался в связи лишь на короткое время и затем колебания продолжились. Было слишком поздно для нашей военной поддержки, которая прибыла и вступила в бой с силами Альянса в тот момент, когда мы «отдали швартовы» в этом измерении и оказались за гранью.

Что произошло дальше еще сложнее объяснить. Аликс, доктор Моссман и я искали пункты контроля над кораблем: источник питания, команата управления и центр навигации. История корабля оказалась беспорядочной. Годами ранее, во время вторжения Альянса, некоторые члены ранее исследовательской команды, работая в корпусе сухого дока, расположенного в исследовательском центре Aperture Science в Мичигане, собрали так называемое Загрузочное Устройство. Если оно работает как задумано, устройство должно излучать поле достаточно большое, чтобы накрыть судно. Далее это поле должно мгновенно путешествовать в любую указанную точку назначения без необходимости преодолевать разделяющее точки пространство. Никакой необходимости для входных и выходных порталов или любых других устройств; оно было целиком самостоятельное. К сожалению, устройство никогда не было испытано. Когда Альянс вовлек Землю в Семичасовую Войну, пришельцы заполучили контроль над нашими важнейшими исследовательскими центрами. Команда Бореалиса, желая во что бы то ни стало не дать пришельцам доступ к Бореалису, действовала отчаянно. Они включили устройство и отправили корабль в направлении самой дальней точки, которую могли задать: Арктику. Но они не учли одного – Загрузочное Устройство путешествовало не только в пространстве, но и во времени. Без ограничения в один момент времени или в одну точку пространства, Бореалис и момент включения устройства были растянуты во времени и пространстве. Между почти забытым озером Хурон во время Семичасовой Войны и текущим днем в Арктике. Он был растянут как резинка, как гармонии вдоль вибрирующей гитарной струны. Одна из этих гармоний была в моменте, где мы попали на корабль, но струна бежит вперед и назад, во времени и пространстве, и очень скоро в разных направлениях потянуло нас самих.

Течение времени запуталось. Глядя с мостика мы могли видеть сухие доки Aperture Science в момент телепортации, как раз когда Альянс приближался с земли, неба и воды. В то же время мы могли видеть Арктические пустыни, где наши друзья пробивались к меняющемуся Бореалису. И в дополнение ко всему – проблески других миров, возможно из будущего, или даже из прошлого. Аликс осознала, что мы видели одну из центральных баз Альянса для вторжения в другие миры, такие как наш. Все это время мы отбивались от сил Альянса, преследовавших нас по кораблю. Мы пытались понять наше положение и прийти к решению по дальнейшим действиям. Могли ли мы изменить курс Бореалиса? Должны ли мы приземлить его в Арктике и дать коллегам изучить его? Должны ли мы уничтожить его вместе с самими собой? Было невозможно уверенно мыслить, учитывая парадоксальные и необъяснимые скачки времени, проходящие через корабль как пузыри. Мне казалось я сошел с ума, что мы все уже, противостоя мириадам версий себя на этом судне, наполовину корабле-призраке, наполовину кошмарной комнатой кривых зеркал.

Все свелось, в конце концов, к выбору. Джудит Моссман спорила, небезосновательно, что мы должны сохранить Бореалис и доставить его сопротивлению, что наши коллеги должны изучить и обуздать его силу. Но Аликс напомнила мне, что она поклялась чтить требование отца уничтожить корабль. Она разработала план как привести Бореалис к самоуничтожению, отправив его в сердце базы Альянса. Джудит и Аликс спорили. Джудит пересилила Аликс и стала готовить судно к выключению Загрузочного Устройства и постановке на лёд. Затем я услышал выстрел и Джудит упала. Аликс решила за нас всех, или ее оружие решило. Со смертью доктора Моссман, мы были уверены в самоубийственном решении. Аликс и я вооружили Бореалис, создав межвременную ракету, и нацелили ее на командный центр Альянса.

В этот момент, как вы без сомнений будете не удивлены услышать, появилась Определенно Злая Фигура, в форме этого насмешливого обманщика, G-man. Впервые он явился не ко мне, но к Аликс Вэнс. Аликс не встречала этого человека с далекого детства, но узнала его мгновенно. «Идёмте со мной, есть места, в которых нам нужно быть и вещи, которые нужно сделать», сказал G-man и Аликс промолчала. Она проследовала за странным серым человеком прочь из Бореалиса, из реальности. Что до меня – для меня не придержали дверь. Только смешок и косой взгляд. Меня оставили одного, восседающего на вооруженном исследовательском судне, плывущем в сердце мира Альянса. Полыхнул яркий свет. Я уловил космический вид сверкающей сферы Дайсона. Громадина силы Альянса, бесполезность нашей борьбы, расцвела ненадолго в моем сознании. Я видел всё. Главное, я видел как Бореалис, наше сильнейшее орудие, был меньше спичечной головки, когда взорвал себя. И то, что осталось от меня, было еще меньше.

Только тогда, как вы наверняка предусмотрели, Вортигонты воспользовались их собственными клетчатыми занавесками реальности, дотянулись как в прошлые разы, вытянули меня и поставили в сторонку. Я с трудом мог видеть начавшийся фейерверк.

И вот мы здесь. Я говорил о своем возвращении на эти берега. Это был крайне извилистый путь к землям, которые я однажды знал. И удивительно было видеть, как изменился рельеф. Достаточно времени прошло, так что меня помнили немногие, или что я говорил последний раз, или чего именно мы пытались добиться. С этого момента сопротивление победит или провалится, от меня не зависит. Старые друзья замолкли или остались не у дел. Я больше не знаю и не узнаю большую часть членов исследовательской группы, хотя верю, что дух восстания все еще существует. Я ожидаю, что ты знаешь лучше меня как целесообразнее поступить и я оставляю это тебе. Не жди больше от меня писем по этим вопросам. Это мой последний эпизод.

Вечно твой,

Кандидат технических наук, старший научный сотрудник исследовательского центра «Черная Меза» Гордон Фриман.

Планы.

  1. Перевод выступления Мика Гордона на GDC на тему музыки из Doom.
  2. Один из видосов Nerdwriter.
  3. Видос Every frame’s a painting про то как Эдгар Райт мутит визуальную комедию.

Это что в планах на ближайшее время по переводам.
Еще я хочу сделать лонгрид на тему «Почему GiTS 2017 является тем говном, которым он является?»
Может быть будут жизовые истории. Но не нытье.

Потому что нахуй нытье.

ага переводиш

Перевел коммент с Реддита, потому что он мне понравился.
Чтобы понять этот текст может быть придется немного посидеть на вики по Халфлайфу.
Слитый сценарий можно найти здесь.
Если хоть кому-то эта поебень понравится, то может еще что-нибудь переведу.

HL2EP3 прекрасно закончил бы серию и Лэйдлоу абсолютно точно передает центральную тему всех игр. Во всей серии прослеживается мысль о том, что вселенная слишком обширна и сложна для понимания маленьким человеческим мозгом. Все в этом финальном эпизоде подталкивает нас к принятию этой мысли. А начинается все как и кучи других дурацких историй про то, как главные герои пытаются добыть какую-то штуку чтобы победить какого-то злого врага.

Тем не менее, когда Фриман, Вэнс и Моссман поднимаются на Бореалис, они понимают как мало научная команда Aperture Science осознавала опасность своей разработки. Герои видят как время складывается и раскладывается. Прошлое, настоящее и будущее выкладываются перед ними при пути сквозь далекие уголки космоса. Этот момент является лишь маленькой частью того, что предстоит узнать. После этого Аликс стреляет в спину Моссман и решает использовать корабль для того, чтобы уничтожить базу Альянса.

Появляется G-Man, но сейчас он пришел не для того, чтобы спасать нас, нет-нет-нет. Он пришел за Аликс. Более того, с игроком он даже не говорит. В игроке не было ничего важного, что мог бы увидеть G-Man. Мы были просто расходником, пешкой. G-Man холоден и беззаботен, как и вселенная. Он забирает Аликс и уходит, без нас.

В конце-концов, мы направляем корабль прямиком на базу Альянса и становится очевидной простая и жестокая истина. Все потуги человечества бороться были просто бессмысленными. Альянс настолько силен и могуч, что люди просто не могут себе этого даже представить. Наша последняя, суицидальная попытка никак не повлияет на их планы.

И прямо в этот момент игрок переносится назад, на Землю. Как? Почему? Зачем? Мы победили? Это важно? Правда вселенной открылась игроку когда он находился на волоске от смерти, но кто-то его вытащил. Все наши попытки, потери, друзья являются не более, чем маленькой игрушкой в чьем-то большом плане.

Именно так и началась серия. Когда игрок начал обычный плановый эксперимент с кристаллом из инопланетного мира в НИИ «Черная Меза». Люди просто не понимали что это за пришельцы, чего они хотят, зачем они делают то, что делают? Все казалось хаотичным. Единственное, что человечество могло сделать — выжить и попытаться закрыть портал в это необъяснимое безумство. В итоге, игрок сразился с инопланетным богом просто для того, чтобы его вытянула сквозь пространство и время загадочная фигура, что была в нем заинтересована. Игра началась с путаницы и закончилась без ответов на поставленные вопросы. Только хаосом.

HL2 заставил нас чувствовать себя в безопасности, заставил верить в то, что мы зачем-то нужны. Теперь у противника есть имя — Альянс. У него есть цель — захватить наш мир. У этого врага даже есть своя внутренняя иерархия. Все эти вещи были понятны человеческому разуму и у нас был враг, с которым было понятно как сражаться. Ну, как минимум до конца второго эпизода.

Концовка третьего эпизода продолжает развивать тему ничтожности человечества во вселенной и возвращает нас к оригинальной игре. Нет никакой структуры, ничего не понятно. Только вот суть в том, что игрок никогда и не должен был понимать Альянс. Единственное утешение состоит в том, что герой и игрок вместе с ним понимает бессмысленность своих страданий, в то время как этот герой остается единственным человеком, который это понимает.

Ты не особенный и ты никогда не поймешь как на самом деле обстоят дела во вселенной, в которой ты существуешь.

Irrelevant

Те посты нерелевантны, так что я немного подтер(ся).

Зато 12 просмотров за день набрал, рекорд!

Просто не читайте, забудьте, что это место вообще существует.

Лучше уж я буду срать сюда, чем людям в головы.

Надеюсь, что у меня получится перестать срать вообще.

Как разговаривать с людьми? pt. 2

Хах, я забыл что я хотел написать в момент написания названия этого поста.

Суть в том, что я не знаю как поддержать человека в трудную минуту, если я не нахожусь рядом с ним.
Раньше я проявлял сочувствие в крайне херовой манере отвечая что-то по типу «Да, херово тебе, сочувствую», но в последнее время я сомневаюсь, что это хорошая стратегия.

Недавно я попытался по-подробнее узнать о том как человек себя чувствует, чтобы хотя бы попробовать помочь и сделать мир чуточку лучше, но мой вопрос был принят в штыки и сейчас я более-менее понимаю почему. Ты это скорее всего сейчас читаешь, так что извини. 

Я загнал себя в тупик. Такой тупик, при котором меня хотят дропнуть, я об этом знаю, все об этом знают, я пытаюсь ворочаться, но еще больше зарываю себя в говно.

Хм, а родители не считают меня мудаком.

У тебя есть 2 варианта что делать, если ты ловишь дизу со всей этой темы, и ты точно знаешь какие.

Хватит ныть, пуська.

Частично ухожу из твиттера. Так получилось, что я сразу же туда начинаю выливать нытье, а это не есть хорошо. Если нужно выговориться, то лучше это сделать здесь, потому что все-таки это никто не читает, в отличии от твиттача.

Странно, мои привычки очень радикально поменялись этим летом. Наверное, я просто начал понимать, что я говноед, встретив человека гораздо круче меня.

И нет, я буду сейчас как обычно лежать свернувшись калачиком, говоря какой я лох и ничего не могу сделать И НИЧЕГО С ЭТИМ НЕ ДЕЛАТЬ. А все почему? Да потому что каждый день я все ближе и ближе к тому, что меня дропнут как dead weight, а я в этом уж точно не заинтересован.

Как разговаривать с людьми?

До недавнего времени этим вопросом я вообще не задавался. Видимо, окружение соответствовало. Когда сравниваешь себя с теми людьми, поневоле начинаешь думать, что ты лучше них, что ты небыдло, а ебучий интеллигент. Но при этом, ты не увидишь того, что ты обманываешь сам себя. Эмоции тех людей мне были абсолютно понятны, я всегда знал что ответить.

Но сейчас я в душе не ебу что мне говорить. Возможно это потому что я начал задумываться над своими словами, и вместо того чтобы не думая дать быстрый ответ, я начинаю продумывать его, подбирать слова, с чем справиться и не могу.

Возможно это место поможет мне с четким выражением своих мыслей.

Хватит ныть в твиттер.

Это никому не нужно и не интересно.